пятница, 21 октября 2011 г.

Home, sweet home.

Так странно: оказывается, с февраля 2011-ого я жила в четырех разных местах. Никогда особенно не задумывалась об этом, но ведь это так неправильно! Неудивительно, что понятие "дом" совершенно потерялось в моем сознании. А ведь так хочется после долгого путешествия лечь в свою родную, ненакрахмаленную (как в отелях) кровать, закутаться в одеяло и наконец для себя понять: "я дома". Что заменяло мне эту самую родную кровать с апреля? То был диван в папиной квартире, потом находящийся на чердаке надувной матрас в доме в Павловске, сломанный раскладной диван, стоящий в нашей общей с бабушкой комнате в квартире на Ленинском, и, наконец, отдельная, узкая и неудобная кровать в новой квартире. Почему я говорю об этом с раздражением? Нигде я не чувствовала себя уютно.

Середина августа стала очень знаковой для меня. Я получила необходимый опыт в Америке, поменяла свои взгляды на жизнь, переехала в новую квартиру. Такую долгожданную новую квартиру. Один только Бог знает, сколько времени и нервов я потратила, пока составляла дизайн своей комнаты, как я ругалась с дизайнерами насчет цвета обоев и шкафа, как ездила по всем мебельным магазинам и выбирала себе светильники... Итог, конечно, стоил того: я получила именно такую комнату, какую и хотела. Исключение: кровать. Узкая и жесткая кровать. С этим нужно было как-то смириться.


***

Из серии "что-то, чем хочу поделиться". Две рекламы, которые стоит посмотреть.










суббота, 15 октября 2011 г.

Sweet memory

Я, пожалуй, давно так искренне не улыбалась при просмотре страницы в YouTube.

Наконец-то Макс отправил мне видео, которое мы с ним плодотворно лепили в последние дни на Ибице. Честно говоря, у нас их три: что-то вроде трейлера, само видео и еще одно с Форментеры. В последних двух есть не самые удачные кадры, поэтому вставлять я их не буду. Но даже при просмотре "трейлера" в моей памяти всплывают эти самые солнечные и веселые дни лета 2011. За окном температура постепенно приближается к нулю, а в мониторе - мы счастливые, беззаботные, отдохнувшие. Очень, очень рада, что теперь все таки оно у меня есть.

Максим - один из немногих моих друзей, который очень бережно заботится о воспоминаниях. Для него это хороший способ разложить все по полочкам, избегать ошибок и никогда, никогда не сомневаться в прошлом. В этом он абсолютно прав. Поэтому после каждой поездки, после каждого важного события Макс делает вот такие вот незатейливые видео. Летом, когда я приезжаю к нему в Испанию , мы часто проводим время лежа на диване в гостиной, поедая самодельную пиццу, просматривая плейлист из видео Макса и вспоминая самые забавные вещи, которые происходили с нами, и все это так греет душу. Все таки, воспоминания о хороших моментах, счастливых днях с любимыми людьми, да и вообще о таких секундах, которые заставляют тебя улыбаться - это, бесспорно, лучшая функция памяти.


пятница, 14 октября 2011 г.

More and more.

Последнее время все чаще и чаще в голову приходят мысли о том, чтобы наплевать на все и пойти в тату-салон. Очень хочется большую красивую надпись на боку или какой-нибудь особенный сложный рисунок на кисти левой руки, а может быть хорошо татуировка будет смотреться на спине, или на шее, или вовсе на ноге... Сложно сказать, что мной движет: это и желание сделать свое тело особенным, какие-то внутренние потребности в новой татуировке, а еще неумолимое желание испытать чувство адреналина вновь. Нет, набивать татуировку совсем не больно (по крайней мере, мне так показалось), но это особенное чувство волнения перед тем, как маленькая иголка с чернилами проникнет к тебе под кожу - оно непередаваемо. Вспомните: каждому из вас когда-нибудь делали прививку. Не важно, боитесь вы или нет - чувство нервозности и волнения все равно присутствует в каждом человеке (если только он не фантом :D ). А я люблю адреналин. Даже слишком. В самом деле, что же мне мешает просто пойти и сделать то, что я хочу?





пятница, 7 октября 2011 г.

Nothing else

Я вряд ли когда-нибудь забуду тот момент, когда окончательно и бесповоротно решила, что журналистика - это мое будущее. В тот день я в очередной раз ехала на ужин с моим дедушкой и его женой: осень была в самом расцвете, а Московский проспект за тонированным окном машины казался таким мрачным и скучным, и ничего не привлекало, ровным счетом  н и ч е г о.  Прохожие растворялись так же быстро, как и появлялись, вроде бы яркие листья уныло падали в серые лужи, облака полностью покрывали небо, не давая солнцу ни единого шанса на победу, да и было ли оно, это солнце, в тот осенний вечер в Петербурге? От такого пейзажа хотелось повеситься, но улицы все быстрее и быстрее проносились в окне, и вот уже машина подъезжает к "Летучему Голландцу", и мне приходится вернуться в себя, чтобы дойти до столика в ресторане и поужинать с семьей. Тут все по-стандарту: нужно лишь молчаливо отсидеть эти полтора часа за столом, никому не мешая и никого не трогая. "Классная жизнь..." - пронеслось в моей голове - "... ты лишь появляешься на каких-то событиях и показываешь, что ты жив, здоров, способен есть и поддерживать беседу на темы, которые едва ли тебя интересуют. Говоришь о школе, о том, что все в порядке, и ты тоже в порядке, хотя скука уже давно окутала сознание, и ничего не хочется. Совсем. Затем обязательно нужно сказать, что на курсах по английскому все хорошо, что изучение языка идет успешно, и ты всем доволен. Все в порядке. А что дальше? Дальше то что? Неужели эта бесссмыслица будет всегда?" В такие периоды все действия происходят на автомате, и ведь совсем не замечаешь, что уже далеко не одну минуту водишь вилкой по салату из одного края блюда в другой. "Саша, ты уже решила, чем хочешь заниматься в будущем?" - вопрос Натальи словно электршок: неожиданнен и возвращает обратно на землю. Чем я хочу заниматься в будущем? Вот так вопрос: а ведь я еще только в 8-ом классе. Я смутно помню, что отвечала. Это неважно, абсолютно неважно. Все мои слова в тот период не имеют никакой ценности. "Ты ведь любишь писать, у тебя исписана не одна тетрадь, почему бы тебе не попробовать свои силы в журналистике?" - знала ли я тогда, что эти слова я буду считать своей оправной точкой, самым настоящим стартом? Даже не догадовалась. Но по приезду домой я пулей побежала к ноутбуку и всю ночь жадно читала довлатовские статьи о буднях журналиста. Именно тогда появился блеск в моих глазах и это неумолимое желание победить всех - у меня наконец появилась цель. Журналистика.